Главная страница  О библиотеке  Электронная библиотека  Услуги  Полезная информация  

О библиотеке
Миссия
Краткая информация
Структура
Реквизиты
Информация для читателей
Часы работы подразделений

Книгообеспеченность
Основные сведения
Регламентирующие документы
Новые поступления учебной литературы
Форма заявки на приобретение учебной литературы
Памятка по работе с учебной литературой
Оформление библиографического списка и библиографических ссылок
Учебные электронные издания

Услуги
МБА и ЭДД
Библиографическое обслуживание
Форма заявки на проведение тематической выставки
Дополнительные услуги




Информационные ресурсы Версия для печати

В помощь студенту-иностранцу


Изучая русский язык и русскую культуру, невозможно обойтись без обращения к богатой русской литературе.
Эта страница поможет ориентироваться в мире русской литературы, выбрать книги для чтения на русском языке самых известных писателей, как принадлежащих к классике, так и современных.
Мы будем знакомить вас с разной тематикой произведений русской литературы, рассказывать о своеобразии творчества писателей разных времен.
Взять книги для чтения можно на абонементе художественной литературы (корп. "Д", ауд. 306)

  ВИРТУАЛЬНЫЕ КНИЖНЫЕ ВЫСТАВКИ

СТРАНИЦЫ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ (по материалам журналов «Арион», «Звезда», «Знамя», «Новый мир»)
Поэзия – это «дар быть умным без ума» (М.Пришвин). И эти ритмичные, зарифмованные строки действуют на людей каким-то особенным образом. Поэзия обращается к чувствам, о которых вдруг необходимо рассказать. «Объяснить» стихи бывает трудно, но они все равно волнуют нас. Волшебство поэзии – в ее вечности, а ,значит, в ее современности.
Наше время объединяет поэтов разных поколений, неодинаковых по содержанию своего поэтического дара. Читателю интересно, как каждый из поэтов отражает время, преломляет его в своем творчестве.

Случай истинной поэзии Олега Чухонцева
Поэт Олег Чухонцев, начиная с 1976 года, с первой своей книги, издал одиннадцать книг, и каждая его книга – литературное событие. Сейчас его стихи – это уже современная классика. Одна из заметных черт поэтики Чухонцева – «повествовательность», «сюжет в любом повествовании движется стихом». Чухонцева еще называют поэтом «большого фрагмента». Его поэзия более всего показывает трансформацию, перерождение, что «лирика перетекает в эпос и драму».

сперва планетарий сачок гербарий
потом крематорий и колумбарий


бабочки и цветы цветы
сначала я потом ты


Фрагмент, переставший быть фрагментом, - суть поэзии Олега Чухонцева. Фрагментарность – это часть его интонации, это концентрированность его письма. Выявление подтекста, иных смыслов в разные времена создают неповторимость поэтического мира этого поэта старшего поколения.

…и где, в конце ли ты, в начале –
расхожий вроде бы сюжет:
того, которого вы знали,
того уж – нет.


Простое сложное Владимира Салимона
Стихотворения Владимира Салимона, короткие и внешне очень простые, «обескураживающе безыскусны и почти вызывающе сложны». В этих стихах – множество реалий быта и мелких, незначительных событий. Но из нелепицы псевдособытий поэзия вдруг переходит в глубокое обобщение,открывая скрытое глубокое философское содержание.
Большинство стихов В.Салимона в сущности элегии. А элегия – это «смотр, учиненный собственной жизни перед лицом вечности»(И.Роднянская). Смотр жизни всегда порождает больше вопросов,чем ответов. Это вопросы к себе и к бытию: о человеке и истории, человеке и природе, о творчестве, о любви, о смерти и бессмертии, о смысле жизни. Часто взгляд автора печален,поскольку печальна сама жизнь.

Так молодое сердце бьется
пока вконец не надорвется,
не лопнет.
С мыльным пузырем
в груди не долго мы живем.


Но эта печаль не безысходна. Поэту присуща внутренняя гармония, противостоящая фальши и разладу реальной жизни. Салимон рисует «летучий портрет действительности» и добавляет к нему парадоксальные мысли. И вот уже это не просто «картинка», а философская миниатюра, заставляющая вспомнить, например, картины Брейгеля или Босха:

По равнинам рогатые зайцы
скачут ночи и дни напролет,
то и дело хватая за пальцы
пребывающий в страхе народ…


Простые слова о чувствах Веры Павловой
В сегодняшней поэзии Вера Павлова – громкое имя. Она вошла в поэзию, использовав шоковый эффект. Вней сочетаются проникновенный лиризм и рационализм, традиционное обращение к «вечной любви» и откровенность ее изображения.
Дух в поэзии Павловой прорастает из глубины материи, высвечивая «вечное во плоти, плотное в духе». О чувствах она говорит «такими простыми словами», афористично смелыми, полными речевой энергии. Все происходит вокруг слова:

Настоящее – это настой
из нестоящих вроде вещей,
но стоящих над самой душой,
чтобы вещими сделаться в ней,
став соавторами букваря
немоты, наготы, чистоты…
Настоящее – это сто я,
Потрясенных единственностью ты.


Любовь в поэзии В. Павловой – не сюжет, а событие, сопровождаемое откровенными эмоциональными признаниями, перехлестывающими все границы:

Объятья – кратчайший путь
от твердого знака до мягкого,
от я до другого я.


Античное понимание любви проводит аналогию между лирическим жанром В. Павловой и античной лирикой. Она пишет от лица лирической героини этой самой античной лирики:

О, как любится, как верится,
как встается на колени!..
А надежда – просто смертница
в ожиданье исполненья.


Мир без черных полос в поэзии Наты Сучковой
Чудо удивительно цельной поэзии Наты Сучковой отмечено критикой как имеющее «поразительную искренность, сюжетную непредсказуемость и широкий диапазон поэтического инструментария».
Пристальный авторский взгляд, неожиданность, умение поражать сердце, душу и мысли, исповедальность – черты, присущие стихам Наты Сучковой. Герой постепенно растворяется в материале; реализм и фольклор присутствуют в тонких пропорциях:

Стоит – рукав замызганный – и радостное пьет,
Махнет рукой, и брызгают ватаги воробьев,
Бежит, на солнце светится – сквозь ранец, сквозь пальто.
Тепло ли тебе, девица? – Тепло-тепло-тепло!


Автор использует частушки, были, заговоры, отсылает читателя и к классической литературе, используя известные образы. Совмещение бытового эпизода и мировой литературы – органично, это позволяет поэту отстраненно, даже с некоторой высоты, рисовать «пейзажи», в которых всегда скрыто движение – подобно речной воде подо льдом.

У причала учебных судов,вросших в лед, как в слюду,
Мальчик в шапке волшебной плывет и летает по льду…


Высокая степень прозаичности поэтического мира Наты Сучковой способствуют ее популярности, так как мир этот – понятен и ясен.

ЛЕТОПИСЦЫ ЗАГАДОЧНОГО ВЕКА (XVIII век в русском историческом романе)
Естественно стремление народа к самопознанию. И характер народа создается его историей. Писатель в истории ищет ответы на современные вопросы. Когда-то Карамзин писал, что «патриотизм есть любовь ко благу и славе отечества и желание способствовать им во всех отношениях…». Он говорил, что мы, русские, «излишне смиренны в мыслях о народном своем достоинстве. Кто сам себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут», а ведь «слава была колыбелью народа русского, а победа вестницею бытия его».
Именно стремление возродить на примерах прошлого наше национальное достоинство, помочь узнать «цену свою» ¬ основная идея исторических произведений в художественной литературе разных лет.
Еще В.Г. Белинский приветствовал жанр исторического романа как один из важнейших проводников русского реализма. У истоков исторической беллетристики стояли Н. Карамзин, М. Загоскин, Н. Костомаров, Е. Карпович, Д. Мордовцев, Вс. Крестовский, Вс. Соловьев и др.
Все исторические романисты, сочиняя свою беллетризованную историю определенного времени, преследовали просветительскую и патриотическую цели.

Праздник в ледяном доме (И.И. Лажечников «Ледяной дом»)
Имевший громкую славу «русского Вальтера Скотта» И.И. Лажечников обратился в 30-е годы 19 века к мрачной эпохе императрицы Анны Иоанновны. Опираясь на исторические документы и книги, на документальные свидетельства о «деле Волынского» и воспоминания современников, он художественно воссоздал картины прошлого. «Ледяной дом» – один из первых русских исторических романов, довольно близко воспроизводящий эпоху Анны Иоанновны. В то же время это произведение, отразившее в себе черты 20–30-х годов 19 века и в силу этого отступившее от исторической истины, что и заметил автору почитавший его А.С. Пушкин.
Поскольку это – роман, то любовная интрига здесь переплетена со столкновением политического характера. Это столкновение – борьба благородного русского патриота Волынского с мрачным злодеем – временщиком, немцем Бироном. Центральной картиной романа стал «потешный праздник» в специально выстроенном ледяном доме, показывающий жестокость и самодурство императрицы, дикость придворных нравов того времени. Образ Волынского, романтически приукрашенный, – это образ политического мученика, страдающего за русский народ.
«Ледяной дом», один из первых русских романов, был проникнут идеями гуманизма и патриотизма.

Жестокий XVIII век в романах Г.П. Данилевского (Г.П. Данилевский «Мирович», «Княжна Тараканова»)
Век XVIII привлекал внимание многих русских писателей. Это был яркий, авантюрный и жестокий век. На волне возродившегося интереса к истории к 70-х годах XIX века Данилевский создает целый ряд романов, развивает жанр исторического романа, привносит новое. Его тема – переломные моменты русской истории XVIII века, события, связанные с великими правителями той эпохи: Петром I, Екатериной II. Сюжеты произведений Данилевского состоят из самых таинственных и трагических страниц того романтического времени: в «Мировиче» это неудавшаяся попытка переворота в пользу узника Ивана Антоновича, в другом романе – драматическая судьба загадочной княжны Таракановой. Писатель почувствовал, что в этих эпизодах того мрачного времени ярко проявилась «идея» века. Причем оба романа отнюдь не идеализируют ни «славную» Екатерину Великую, ни «дщерь Петрову» Елизавету, показывая их лицемерие и жестокость. Царственных особ писатель рисует на фоне их придворного окружения, состоящего из смелых и наглых авантюристов и честолюбцев (граф Алексей Орлов, Разумовский, Панин). Носителями нравственного идеала Данилевский видел «идеалистов», тружеников мысли, таких как Ломоносов, Новиков, Радищев. Именно они, по мнению писателя, истинные двигатели исторического процесса.
В борьбе света и тьмы, «вечной правды и зла» простые, обыкновенные люди выступают активными деятелями истории (Мирович и Поликсена Пчелкина, лейтенант флота Концов), они осуждают «черные дела» власть имущих. Опираясь на серьезную фактическую основу, Данилевский рисует легендарные версии событий и лиц. Так образы Мировича и княжны Таракановой намеренно возвышенны, романтизированы. Автору важно было показать психологически углубленные образы, полные внутреннего трагизма, противоречивости, двойственности. Герои Данилевского – дети своего времени и своей среды. Они вызывают сочувствие, их нравственное превосходство несомненно.
Эпиграф к роману «Мирович» взят Данилевским из «Ледяного дома» Лажечникова, тем самым он подчеркнул преемственную связь двух романов. Но, в отличие от писателя-романтика Лажечникова, предпочитающего субъективно-оценочную форму повествования, Данилевский – подчеркнуто объективен, стремится к живому, увлекательному и исторически достоверному рассказу.

Восемнадцатый век князя Волконского (М.Н. Волконский «Мальтийская цепь», «Князь Никита Федорович», «Кольцо императрицы» и др.)
В журналах 80-х годов 19 века часто встречалось имя Михаила Волконского – беллетриста, прославившего в своих историко-приключенческих романах загадочное, драматическое, полное дворцовых тайн и интриг XVIII столетие российской истории. Князь М.Н. Волконский стал широко известен как «русский Дюма» с выходом двух его романов – «Мальтийская цепь» и «Князь Никита Федорович». Темой его стала жизнь россиян столетней давности с ее тайнами, загадками и подвигами. Характерный для XVIII века ореол таинственности, загадочность, сложная переплетенность событий присутствует во всех его романах.
В центре произведений Волконского оказываются на первый взгляд маленькие люди. Вовлеченные в значимые исторические события, они возвышаются и становятся вровень с сильными мира сего. Волконский пишет об истории неофициальной, через второстепенных героев, через волю случая. Таким образом складывался личностный взгляд на события. Писатель восстанавливал цепь казавшихся случайными явлений не как историк, он художественно преобразовывал их в энергичное, насыщенное повествование, добиваясь повышенной занимательности. Это прежде всего были «романы действия».
У Волконского были излюбленные темы в многообразии истории XVIII века. Это Бирон и бироновщина, граф Калиостро и другие маги, мистики и масоны. Но самая любимая тема – эпоха Павла I. Волконский считал, что личность Павла I не изучена и недооценена, а он сделал для российского государства немало.
Писатель строит свои романы вокруг заинтересовавших его факта или детали, и крупные исторические события того времени составляют фон главной приключенческой интриге.
Князь Волконский оживил историю XVIII века через ее неофициальное, личностное воспроизведение. Так она оказалась для читателя более впечатляющей, будила возвышенные патриотические чувства.

Личность Петра I и душа народная (А.Н. Толстой «Петр Первый»)
А.Н. Толстой, «писатель большой русской души», «все русское знал и чувствовал как очень немногие». Так оценивали Толстого его современники, выдающиеся деятели русской литературы и культуры.
Петровское время давно манило А.Н. Толстого – своей сложностью, противоречивостью, могучим подъемом. Сначала было создано несколько рассказов о времени, когда «все стало дыбом» («День Петра» и др.). Вглядываясь в эту эпоху, изучая книги и документы, Толстой чувствовал, что здесь таится разгадка русского народа и русской государственности. Не случайно он обратился к Петру в эпоху перемен (годы революции, гражданской войны). Мощный поток исторических событий объединял два времени. Это были времена ломки, крушения и невиданных преобразований, зачастую жестоких и кровавых.
Чтобы ярко показать всю многоликую Россию, во всем ее разнообразии, Толстой поставил задачу уменьшения описательности, свойственной обычно историческим романам, ввел больше действия, событийности. Энергия действия, диалог, психологические обрисовки, живой язык – этим увлекал исторический роман Толстого.
Петр Первый – фигура противоречивая, и писатель не идеализирует его. Петр у Толстого – человек своего времени. Он направил Россию на путь преобразования, с горечью видя, как отстала она от Европы: «Сидим на великих просторах и нищие». Толстой хотел в своем романе во всей многогранности раскрыть становление личности Петра–политика, полководца, царя, человека. Наряду с глобальным образом царя–реформатора рисуется и его окружение – от простого мужика до знатного боярина, картины русской жизни, быта и нравов. Роман густонаселен, в нем множество действующих лиц, и писатель тщательно прорабатывал черты каждого, даже эпизодического, героя. Ведь Земля Русская держалась и держится на простых русских людях, полных несокрушимой моральной силы.

Как рождалось величие России (В.С. Пикуль «На задворках великой империи», «Пером и шпагой», «Слово и дело», «Фаворит»)
Круг тем и эпох русской истории, охваченных Валентином Пикулем, необыкновенно широк. Причем писателю всегда были интересны события малоизвестные и малоизученные, требующие самостоятельного подробного и следования, поисков фактов, сбора материалов.
Обращение к XVIII веку, когда в страшных противоречиях рождалось величие России, было не случайным для Пикуля. Он хотел, чтобы читатель «смог представить себе то время в мельчайших подробностях, почувствовать его аромат, ощутить всю его сложность и драматичность».
Все четыре романа связаны последовательной хронологией: с года смерти Петра до восстания декабристов; поднят огромный пласт исторической действительности; эпоха изображена через призму действий отдельной личности, реально существовавшего героя (например, в романе «Фаворит» это – князь Потемкин). А в романе «Слово и дело» Пикуль показывает величие и самобытность русского человека, унижаемого и притесняемого иноземцами, но не сломленного и не потерявшего веру.
Романы В. Пикуля полны фактов, документов, событий, имен, а самые сложные вопросы истории писатель раскрывает в простом, интересном и динамичном рассказе.
В «Слове и деле» описывается мало отраженная в литературе эпоха Анны Иоанновны, жестокое время, время террора и страха. На фоне ужасов этой эпохи писатель рисует судьбы своих героев – судьбы поломанные, трагические, исковерканные. Все они – жертвы своего времени, но они же и его обвинители. «В самые трагические моменты истории вдруг распрямлялись гигантские силы русской нации»,– пишет Пикуль. Именно Россия народная освободила страну от иноземного засилья.
В романе «Пером и шпагой» уже показано пробуждение России от кошмарного сна бироновщины, ее укрепление и развитие. «Это было время расцвета русской науки и русских искусств», росло политическое влияние России в Европе. Интерес писателя к перипетиям международной политической борьбы – характерная черта произведений В. Пикуля.
Роман «Фаворит» назван Пикулем, как и «Слово и дело», романом–хроникой. Основные события периода 70–90-х годов XVIII века отражены автором полно, во всей их сложности. Герои романа – действительные исторические личности: ученые, писатели, дипломаты, полководцы, аристократы, монархи. Но писатель, стремясь объективно изображать события и героев, все же имеет свой собственный взгляд на деятельность определенных исторических фигур, которых он представляет без лакировки, живыми людьми. Так нарисована в «Фаворите» Елизавета Петровна, и время Елизаветы интересно автору «не менее самой Елизаветы». Во всем своеобразии недюжинной натуры показана и Екатерина II, которая, будучи немкой, хорошо поняла силу русского человека. Колоритной и противоречивой фигурой предстает со страниц романа его главный герой – светлейший князь Потемкин: «Он был велик. Хотя бывал и ничтожен…». Писатель выбирает героя под стать времени и через его мысли и поступки показывает картину эпохи. И главной чертой, несмотря на всю неоднозначность образа, он определяет в Потемкине – «страстный патриот».
Все проникнуто в романах В. Пикуля живым чувством самого автора, рассказывающего так красочно, правдиво, реалистично.

«Рассказ о прошлом, как о своей судьбе…
Мой народ, моя страна, мои предки, мои истоки.
История воспитывает только при таком выстраданном к ней отношении».
(А. Гулыга).

  ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ (русская проза о Великой Отечественной войне)
Отечественная война – незаживающая рана в памяти народа. Нет семьи, где она не оставила бы свой след. Поэтому осмысление значения войны в жизни человека так важно для русских писателей XX века. Написать правду о войне и о человеке на войне – вот цель писателя, и тема эта неисчерпаема.
«Мы не боялись трагедий, – писал Ю. Бондарев, – мы писали о человеке, очутившемся в самой нечеловеческой обстановке».
Книги писателей-фронтовиков нередко полны жестокого драматизма, но их «окопная правда» принесла в литературу о войне достоверность, подлинность характеров и описаний, психологическую глубину и попытки осмысления больших и трагических вопросов, касающихся всего человечества.

«Только теперь я понимаю…» (Ю. Бондарев «Горячий снег»)
Писатель и артиллерист Бондарев в «Горячем снеге» не просто дает панораму войны в сражении под Сталинградом, но исторически осмысливает ее. Масштаб изображения событий – от деталей окопной жизни солдат до главных человеческих проблем: жизни и смерти, лжи и правды, чести и трусости.
В «Горячем снеге» вровень с простыми солдатами, военными тружениками, и их командиры, военачальники, находящиеся в единстве всего железного мира воюющих. Так возникает образ вставшего на войну народа.
Трагедийность изображения – в том, что уходят, гибнут лучшие, молодые и старые, самые обыкновенные, простые люди. Смерть – это нарушение высшей справедливости и гармонии. Она убивает красоту, любовь, все человеческое.
Бондарев рисует хронику сражений через судьбы и характеры отдельных людей – генерала Бессонова или ездового Сергуненкова, лейтенанта Кузнецова или санинструктора Зои. Великое множество персонажей, с разными судьбами и характерами, доказывает нам, что мир населен, всюду люди – даже в этом аду – и живут они по законам людей, а не войны.
«Горячий снег» показал слияние военных событий и человеческих судеб, истории и индивидуальных характеров. Несколько дней войны вместили в себя бесконечно много: прошлое и настоящее, любовь и гибель, множество судеб и жизней, сжатых во времени. Здесь есть история поколения и история души. В последнем сражении понимает лейтенант Кузнецов, что «немилосердный удар вечности, опаляющий душу, не прекращает ни войны, ни страданий, не отстраняет живых от обязанности жить».

«Войну в целом знает народ…» (К. Симонов «Живые и мертвые»)
Правдивым художественным словом показать подвиг русского народа на войне стремился К. Симонов, военный журналист и писатель.
Его главная книга о войне, трилогия «Живые и мертвые» писалась более двадцати лет. Не написать книгу о начале войны он не мог, потому что «человек, всерьез заслуживающий этого названия, живет после войны с ощущением, что перенес операцию на сердце». Он все это видел, все пережил, и он должен был осмыслить время войны. В «Живых и мертвых» Симонов решился рассказать «обо всем подряд», не обходя больных вопросов, тем самым попытаться объяснить, благодаря чему нам удалось удержаться на краю пропасти. Собирая материал для написания книги, писатель пришел к выводу: «…никто не знает войну досконально. Каждый из нас знает какую-то ее частицу. Войну в целом знает народ, и народ надо расспрашивать о ней». И трилогия Симонова – это не книга об армии, хотя основное место действия в ней фронт, а ее главные герои военные. Это книга о воюющем народе. Таким образом роман приблизился к традициям Л.Н. Толстого («Война и мир»).
В образе Синцова автор описал многое из лично пережитого, что видел своими глазами во время войны.
А судьба его любимого героя, комбрига Серпилина, перекликается с судьбами многих замечательных военачальников, прошедших ад репрессий и оказавшихся в аду войны, и связана с мыслью о цене победы, одной из сквозных тем «главной книги» Симонова. Через все повествование проходит значимый для автора мотив: «Надо беречь людей». Трагизм в том, что на войне уберечь человека сложно. Поэтому гибнет и любимый герой Серпилин, и гибнут многие достойные люди, не рожденные солдатами, но ставшие настоящими воинами.
Войной, самой большой своей болью, Симонов многое мерил в жизни и в людях. Недаром его Серпилин произносит слова: «Надо и после войны жить по чести. На войне при всех своих недостатках все же честно живем. Надо и после нее не хуже жить».

Всего один шаг (В. Быков «Сотников»)
Нравственная идея, положенная в основу повести «Сотников», заявлена в двух главных вопросах: «…Что такое человек перед сокрушающей силой бесчеловечных обстоятельств? На что он способен, когда возможности отстоять свою жизнь исчерпаны им до конца и предотвратить смерть невозможно?»
В. Быков, пишущий о том, что «так или иначе было», в повести «Сотников» добился некоего «качественного сдвига» своей прозы, который заключался в углублении философского и нравственного содержания и совершенном психологическом анализе героев.
Новым было непредвиденное развитие характеров героев, когда человек неожиданно проявляет в себе качества, которых вроде бы в нем не могло быть.
Рыбак, неплохой человек и опытный солдат, становится предателем. Что именно подталкивает его к падению, как шаг за шагом лишается он крепости духа – прослеживает Быков, показывая неуверенность, сомнения, страх. Все усилия Рыбака «обойти судьбу и спастись», вывернуться, перехитрить судьбу тянут за собой цепь мелких предательств, а затем уже и предательство явное. Выторговать себе жизнь любой ценой – но как жить потом? Измена – та же петля, захлестывающая Рыбака все туже.
Больной, простуженный Сотников мог отказаться идти на задание, но «потому и не отказался, что другие отказались». Чувство долга, идейная опора заставляют его делать то, что непонятно Рыбаку. Его жесткость, аскетизм, твердость в убеждениях противостоят жалким метаниям Рыбака. Сотников хочет «свою смерть, какою бы она ни была… встретить с солдатским достоинством – это стало главною целью его последних минут». Он хочет еще спасти других людей и до конца не верит в предательство своего товарища, потому что сам живет по законам чести и совести и готов пожертвовать собой ради других. Звериная сила врагов убила его физически, но не смогла духовно, не унизила нравственно.
Герои В. Быкова на последнем рубеже, между жизнью и смертью, проходят испытание на человечность, делают свой решающий выбор – умереть достойно или остаться жить подло. Драматическая ситуация выбора, когда необходимо сделать один шаг, характерна для всего творчества писателя В. Быкова. Поэтому ему интересно «…исследовать не самое войну, а возможности человеческого духа, проявляющиеся на войне».

«Мне страшно жаль людей» (Э. Казакевич «Звезда»)
Э. Казакевич писал в марте 1945 года: «Мне кажется, что я уже все испытал: и страдания, и лишения, и омерзение при виде низости, и восторг при виде благородства, все, чем богата война…». Как свидетель и судья виденного, пережитого, он должен был осмыслить итоги войны, разобраться в истоках стойкости и самопожертвования человека на войне, извлечь духовный опыт. В его повестях и романах тема «человека на войне» взята с нравственной стороны, открыт новый тип героя – «рыцаря без страха и упрека», обнаруживший тягу писателя к прекрасному.
С повести «Звезда» и начался новый Казакевич. Он знал, что такое пекло войны, но в трагический мир входил с любовью к человеку, с утверждением главных ценностей жизни. Автор искал незаурядные личности, героические судьбы, и война открыла ему таких героев среди обычных людей.
«Звезда» посвящена разведчикам. Драматизм – в постоянных экстремальных ситуациях, разведчики больше других рисковали, были ближе к смерти. Четкую документальность писатель сделал незаметной, художественно преобразовав ее, прозаическое органично переплетено с поэтическим. Позывные разведгруппы и дивизии – Звезда и Земля – получили символическое значение. Разговор Земли с Землей – почти уже «межпланетный разговор», при котором люди чувствуют себя «словно затерянными в мировом пространстве». Также писатель использует образ «игры» (человека со смертью), а в реальности игра случая, сопряженная с риском, была обычным явлением в жизни разведчиков.
Своих героев из разведгруппы Казакевич помещает в «страну верящих в свое дело и готовых отдать за него жизнь». У всех у них – разные характеры и судьбы, но объединяет их – любовь к людям. Лейтенант Травкин – их нравственный камертон. Высокие человеческие качества, сила духа – автор подчеркивает черты прекрасного человека и воина.
«Звезда» выразила «лирическое сердце» писателя Казакевича, его любовь к прекрасным людям в отнюдь не прекрасных обстоятельствах. Повесть очень лирична, даже музыкальна, порой близка к стихотворению в прозе. По сути – это маленькая трагедия. Гибель Травкина и его товарищей – это отражение общей трагедии войны с неизбежными жертвами. Напряженное ожидание голоса Звезды заканчивается глубокой печалью. Звезда закатилась и погасла. Такова цена подвига.

«Они жили единой жизнью, но смерть у каждого была своя…» (Б. Васильев «А зори здесь тихие…»)
Повесть «А зори здесь тихие…», ставшая на долгие годы всенародно любимой, открыла в военной литературе гуманистическое начало. Война здесь показана не с героической, а с обыденно-трагической стороны. Васильев создал яркие образы старшины Васкова и пяти девушек-бойцов. Само повествование строится как своеобразный компромисс между словом героя и автора, причем голос Васкова – очевидца и хроникера – незаметно и органично сливается с авторским голосом. Авторский голос звучит как бы за кадром, иногда врываясь во внутренний монолог героя или прерывая его биографическими новеллами-вставками.
Васков сначала фигура больше комическая, но это комизм обстоятельств, а в жизни, в судьбе героя не было ничего смешного. Он много перенес еще до войны, поэтому так мрачен и хмур, чувствует себя стариком. На первый взгляд Васков – заурядный «маленький» человек, исправный служака, его душевный мир закрыт. И истинная сущность этого неказистого человека, привыкшего быть исполнителем, раскрывается в чрезвычайной ситуации, где он предстает как умный командир и опытный воин, когда он берет на себя ответственность и за боевую задачу, и за людей – «словно именно за его спиной вся Россия сошлась». Во время выполнения опасной военной операции вместе с девушками-зенитчицами Васков открывается с другой стороны – как мудрый и чувствующий человек. Более всего хотел бы он уберечь девушек от возможной гибели, но девушки – еще и бойцы, и идет война, которая не выбирает жертв.
Здесь Б. Васильев раскрывает тему «женщина и война». Эти два понятия по своей сути – несовместимые, потому что женщина – это жизнь, ее продолжение, а война – смерть, гибель всего живого. В этом трагизм повести, ведь гибнут молодые, красивые девушки, предназначенные для мира, для продолжения жизни. И это самое страшное, античеловечное в войне постигает старшина Васков. Душевная и скорбная интонация достигает трагической кульминации в финале повести. Великое горе и сжигающая ненависть к врагам переполняют душу Васкова, простого русского солдата. «И не было во всем мире больше никого – лишь он, враг да Россия».

«А мы с тобой, брат, из пехоты…» (В. Кондратьев «Сашка»)
«Схватила меня война за горло и не отпускала…» – писал В. Кондратьев. Желание рассказать о «своей» войне, своего рода «мемуарность» – особенность почти всей военной прозы писателей фронтового поколения. К. Симонов так писал о повести «Сашка»: «Это история человека, оказавшегося в самое трудное время в самом трудном месте и на самой трудной должности – солдатской». Повесть посвящена рядовому пехотинцу, и автор ее – из пехоты. Все происходящее мы видим глазами человека, находившегося всегда на самом переднем краю, ведь именно пехота – решающая сила армии.
Солдат Сашка, с детства привыкший к нелегкому труду, устал смертельно – и от потерь, от лишений, и от беспорядка и бессмысленности жертв. Простота и ясность характера Сашки несут в себе и глубину, и сложность. В. Кондратьев открыл характер человека из народа, сформированный своим временем и воплотивший черты своего поколения. Сашка – человек не только с обостренным нравственный чувством, но и с твердыми убеждениями, он человек размышляющий. Им многое продумано о жизни, о людях, о войне: «На все, что тут делалось и делается, было у него свое суждение». Пытливый ум и жизнестойкость, простодушие и деятельная доброта, скромность и чувство собственного достоинства – все это соединилось в цельном характере Сашки. Тонкий психологический анализ, свойственный Кондратьеву, показывает, что все движения души и мысли, и поступки героя всегда направлены в одну сторону: сначала о других, потом о себе. В этом простой солдат Сашка, воюющий из последних сил под Ржевом, продолжает традиции изображения характеров (солдаты Л.Н. Толстого в «Войне и мире»). И этот характер был не выдуман автором, он нашел в народе, сражавшемся на передовой, современный положительно прекрасный тип и правдиво изобразил его.

«Как это было! Как совпало –
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..»

(Д. Самойлов)

  ПО СТРАНИЦАМ ТВОРЧЕСТВА СОВРЕМЕННЫХ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ
Оккервильские берега Татьяны Толстой. («Река Оккервиль», «На золотом крыльце сидели…», «Любишь – не любишь», «Кысь», «Петерс» и др.)
Татьяна Толстая, начиная с публикаций в журналах, во многом определила литературное лицо 1990-х годов и обновила традиционную форму рассказа. Выход романа «Кысь» в 2000 году стал событием года.
Проза Т. Толстой тесно связана с русской классической традицией и с авангардной традицией 1910-1920-х годов. Толстую то зачисляют в реалисты, то относят к постмодернистам. Ее стиль – это синтез реализма и символизма.
Содержанием своих книг она избирает окружающий ее мир, не всегда обозначая конкретное время действия. 50-е годы ХХ века становятся своеобразной точкой отсчета движения во времени, здесь начинается действие многих рассказов Т.Толстой, постепенно оно переносится в прошлое или в будущее.
Послевоенное десятилетие связано для автора с постепенным постижением действительности, поэтому закономерно, что основной становится тема детства. Прием воспоминаний возвращает в «пещерное тепло детской», где можно укрыться, ведь «страшен и враждебен мир».
Как представитель «новой прозы», Т.Толстая создает «странных» героев, стремящихся быть незначительными. Но она говорила, что «ее герой не маленький, а нормальный человек». В отношении к вечным проблемам (ради чего живет человек, в чем заключается для него система нравственных ценностей?) становится «…ценна сама энергия вопроса, передающаяся читателю» (В. Новиков). Писательница смотрит «на повседневную жизнь обыкновеннейших людей… с точки зрения вечности».
Критика отмечает и сказочность прозы Толстой. Мифопоэтическое пространство Т.Толстой организуется как особый внутренний мир героя, описание его состояния, реакции на внешний мир. Автор создает сложную текстовую форму, в которой значимо каждое предложение, наполненное эпитетами, сравнениями, деталями. Читать Толстую – это значит вникать в оттенки, скрытые аллюзии.
«Слова падают в тишину, сирень нетерпеливо вломилась в распахнутое окно и слушает, покачиваясь, наши пустые обещания, невыполнимые проекты…» («Самая любимая»).

Женский почерк Людмилы Улицкой. (Рассказы. «Веселые похороны». «Медея и ее дети». «Сонечка». «Искренне ваш Шурик». «Казус Кукоцкого». «Даниэль Штайн». «Зеленый шатер»)
Людмила Улицкая – одна из самых читаемых отечественных писателей, и не только в России, но и за рубежом, она – обладательница престижных литературных премий. Ее проза – это чаще всего семейные истории, иногда – семейные саги. Эта проза, исповедальная и пронзительная, передает тончайшие нюансы человеческих характеров и отношений. Здесь и теплота воспоминаний, и горечь разрывов; безграничная преданность и неожиданное предательство; анализ человеческой природы и не поддающаяся анализу любовь. Героини Улицкой умеют отдаваться чувству и проживать свою жизнь как единственную и неповторимую. Повести и рассказы Улицкой проникнуты особым мироощущением, которое оказывается близким многим.
Романы Улицкой – это настоящая психологическая проза. Осмысливая эпоху, глобальные идеи, писательница создает эмоциональную живопись, где метафорично представлена ее философия – о странствиях духа во мраке мира, о том, как всякий ищет свет вокруг и в себе. Драматизм сочетается у Улицкой с ироничностью. Книги ее серьезны и смешны одновременно.
«Мне не надо искать сюжета. Он приходит ко мне сам – сам звонит в дверь, садится и рассказывает свою историю, в которой я даже иногда принимаю участие». (Л.Улицкая).

Нереальность Виктора Пелевина. («Омон Ра». «Чапаев и Пустота». «Generation «П». «Жизнь насекомых» и др.)
Определяя место В.Пелевина в ряду современной литературы, чаще всего его относят к постмодернистскому направлению. Для исследователей тексты Пелевина стали своеобразном кодом, который они увлеченно разгадывают. Герои В.Пелевина существуют в придуманной ими или автором реальности; игровое начало, использование отдельных мотивов мировой литературы, введение мифа в сюжет – вот основы театрально выстроенного мира Пелевина, «бытописателя пограничной зоны», той, что на стыке между реальностями. Сам Пелевин говорил: «Я живу в пространстве, где дважды два – и четыре, и сколько надо».
В развенчании прежних идеалов он создает альтернативные версии отечественной истории, доходя до философского гротеска. Окружающий мир изображается в необычном ракурсе, писатель пользуется расхожими символами, знаками, доводит известные мотивы до абсурда. Пародируя действительность, Пелевин предлагает взглянуть на нее «голыми глазами». Его стиль отличает ярко выраженная ироническая оценка.
« – … А сами вы какое насекомое – мотылек? – Ой, не знаю. Я про это не думал. Я скорее богомол-агностик».

Следы, реки и собаки Евгения Гришковца. («Следы на мне». «Планка». «Как я съел собаку». «Реки». «От жжизни к жизни»)
Проза Е. Гришковца не похожа ни на кого. Это его собственный, им созданный мир, разнотемный и разножанровый. Он может писать рассказы и повести, пьесы и эссе; его дневники потрясающе интересны. Рассказы тоже построены по-разному: есть лирические монологи героя-автора, есть новеллы-притчи, зарисовки-анекдоты или психологические истории с погружением в глубины души.
Гришковец рассказывает о людях, когда-то встреченных им в жизни; о смешных и трагических пустяках, из которых состоит наша жизнь, и поэтому так узнаваемы читателем его сюжеты, его герои. Причем впечатления и переживания от описания всего так знакомого – важнее событий. Важнее совпадения мыслей и чувств, поэтому проза Гришковца, при всей ее конкретной изобразительности, так исповедальна. Он пишет обычным, как в жизни, языком, формулируя мысль как бы на ходу, сейчас. Автор хочет, чтобы его поняли, а, поняв, задумались тоже, ведь «нужно будет жить среди и вместе со всеми людьми». Как собрать себя в будничной гонке жизни, которая не так уж и бессмысленна, – к этому ведет своего читателя Е. Гришковец.

  ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ ДЛЯ СЕРДЦА И РАЗУМА (традиции и новаторство в русской литературе)
Детское чтение для сердца и разума» - так назывался самый первый русский журнал для детей, выходивший с1735-го по 1789 годы, основателем его был Н. Новиков. Мудрый Новиков недаром поставил «сердце» на первом месте, а «разум» - на втором. Он понимал, что художественное слово должно обращаться прежде всего к чувству ребенка.
Белинский утверждал, что детским писателем надо родиться. Это была и мечта, и пророчество.

А. Ишимова. «История России в рассказах для детей»
Последнее письмо А.С. Пушкина было адресовано детской писательнице, переводчице, педагогу А.О. Ишимовой: «Сегодня я нечаянно открыл Вашу «Историю в рассказах» и поневоле зачитался. Вот как надо писать».
«История России…» состоит из шести частей; книга построена в форме беседы с читателем. Это была первая попытка связно рассказать родную историю детям, представить им дела и людей прошлого в занимательной, общепонятной, образной форме.
Белинский В.Г. отмечал эти «рассказы, соединяющие в себе всю занимательность анекдота с достоверностью и важностью истории»; писал о картинности, живости и увлекательности исторических рассказов Ишимовой.
Многие современники читали своим детям написанную ярким, простым, разговорным языком «Историю…» Ишимовой. И в наше время эта книга так же интересна маленькому читателю, как и во времена Пушкина.

Л. Н. Толстой. «Азбука» и «Новая азбука» («Русская книга для чтения»)
«Азбука» и «Новая азбука» с четырьмя «Русскими книгами дл чтения» написана была Л.Н, Толстым в рамках создания литературы для народного и детского чтения.
Жанр короткого рассказа характерен для «Азбуки», так как Толстой учитывал специфику детского восприятия. «Рассказы, басни, написанные в книжках, есть просеянное из в двадцать раз большего количества приготовленных рассказов, и каждый из них был переделыван по десять раз и стоил мне большего труда, чем какое бы то ни было место из всех моих писаний», – писал он о работе над книгой.
Для «Новой азбуки» и «Русских книг для чтения» Толстого характерно многообразие жанров: рассказы, очерки, басни, сказки. Толстой сам создавал сюжеты, а также перерабатывал знакомые сюжеты из устного народного творчества или произведений мировой литературы. От небольших, в несколько строк, рассказов писатель переходит к более сложным научно-познавательным рассказам, басням, былям, сказкам. Тем самым учитывались возрастные особенности детей. Эти произведения поучительны, дети сами могут делать выводы из рассказанных историй.
Не случайно многие произведения Л.Н. Толстого входят в программу школьного воспитания. И уже в детском саду и в начальной школе дети знакомятся с простыми и умными рассказами из «Азбуки» Л.Н. Толстого.

Чуковский К.И. Айболит и другие. («Айболит», «Мойдодыр», «Крокодил», «Тараканище», «Телфон», «Федорино горе»)
К.И. Чуковский стал новатором в деле создания детской поэзии. Опираясь на традиции классиков и устнопоэтическое творчество народа, Чуковский создал свой «детский комический эпос». Поэт трансформировал детали и приемы устного народного творчества(небывальщины, нелепицы и перевертыши), изучил детский язык, психологию восприятия детьми разных литературных жанров. Его искрометные сказочные поэмы для детей вошли в золотой фонд детской литературы для многих поколений. Сам стих Чуковского был открытием. «Стих стал так гибок, - говорил о нем Ю.Тынянов, - что вдруг стали возможны передача и закрепление впервые подмеченных разговорных интонаций, стих стал просторен». Сочетание высокого пафоса и юмора, характерные для детского восприятия, Чуковский внес в свои сказочные истории. Здесь и очень страшно, и очень смешно. Это особая поэтическая игра, где обязательно торжествует добро. Используя пародию, преувеличения, Чуковский освещал в своем «перевернутом сказочном мире настоящие социальные проблемы. Серьезная веселость и веселая серьезность этих поэм, мораль в игровой форме сделали сказки Чуковского вечными.

Маршак С.Я. «Думать о детях – это значит думать о будущем». (Переводы с английского «Детки в клетке», «Мистер Твистер», «Двенадцать месяцев» и др.)
Маршак пришел в поэзию для детей зрелым мастером. Его талант был многогранен: поэт, переводчик, журналист. Изучение им русского и английского фольклора подняло его творчество на самую высокую ступень, сделало его неповторимо своеобразным. Сам Маршак собственные переводы из английской народной поэзии не считал переводами, он называл их пересказами. До Маршака передать стремительность, причудливую словесную игру английской народной поэзии не удавалось никому. Английский детский фольклор у него зазвучал как русский, но без малейшей потери для оригинала. С этой сложной задачей Маршак мог справиться только потому, что русский фольклор был ему опорой. Духом русского фольклора проникнуты его забавные стихи о технике, о природе, о взрослых людях, о детях, сказки и шутки. В их основу положены принципы таких жанров устного народного творчества, как прибаутки, дразнилки, считалки, потешки, скороговорки. Маршак придумывал веселые загадки, разработал жанр анекдота, высмеивающего человеческие недостатки. Юмор в его стихах многогранен: от добродушной насмешки до сатиры. Поэт придумывает стихи для разных возрастов – для самых маленьких и для детей постарше. Психология детского восприятия, им изученная, привела к открытию новых форм (но игровая форма всегда была на первом месте), а также новых тем, интересных детям. Именно Маршаку принадлежит утверждение активной позиции лирического героя-ребенка. Используя традиции устного народного творчества, с одной стороны, Маршак обращался, с другой стороны, к лучшим литературным традициям Х1Х в. (сказки Пушкина). Это позволило ему создать «большую литературу для маленьких» – с такой сложной простотой стиха, где филигранно выверено каждое слово, каждая строка.

А.П. Гайдар. Салют Мальчишу. («Военная тайна», «Горячий камень», «Чук и Гек», «Тимур и его команда», «Дальние страны»)
«Гайдар знал все самое важное о детях», - сказал болгарский критик Ц. Ангелов. Здесь подмечено то, что внес в детскую литературу А.Гайдар, – создание нового героя, героя-ребенка, которого дети могли считать своим, живым, настоящим. Детский характер не однолинеен, в нем зачастую таится контрастность, и для детей она естественна. В произведениях Гайдара главные действующие лица – дети, и все события автор пропускает через восприятие своих героев. Уникален созданный писателем язык, чаще всего это речь детей – с разговорными конструкциями, просторечными словами и выражениями. Да и рассказ чаще всего ведется от имени ребенка.
Проза и поэзия соприкасаются в творчестве Гайдара. Звук, ритм и слово у него всегда в единстве с идеей, сюжетом, всегда ориентированы на живое воображение детей, их повышенную эмоциональность. Поэтому в одном произведении может быть смешение разговорного, книжного, публицистического, ораторского речевых пластов. Обычные бытовые сценки и диалоги могут совмещаться с романтическо-одухотворенными сказками и историями, где оправдан высокий, торжественный слог. Восхищение легендарной героикой и прямодушие, искренность героев Гайдара – вот составные простоты таланта писателя, собственная жизнь которого была героической сказкой-легендой, ведь «сказки пишут для храбрых» (А.Гайдар).

Н.Носов «Вот это для детей!» («Веселая семейка», «Дневник Коли Синицына», «Витя Малеев в школе и дома», «Приключения Незнайки и его друзей»)
Рассказы для детей дошкольного и младшего школьного возраста, остросюжетные, динамичные, насыщенные неожиданными комическими ситуациями, положили начало творческой деятельности Н.Носова. Герои их – фантазеры, непоседливые и неуемные выдумщики. Образы персонажей возникают сами собой – из лаконичного, выразительного диалога, комических ситуаций, в которые постоянно попадают ребята. Повествование, как правило, ведется от первого лица, то есть от лица ребенка-героя. Герои рассказов Носова активно познают окружающий мир, они постоянно в движении. И, познавая мир, они пытаются понять взаимоотношения с людьми. Воспитательный элемент в произведениях Носова есть всегда, но он ненавязчив, находится в органичном сочетании с юмористическим видением событий. Н.Носов успешно разрабатывал различные прозаические жанры: рассказы, повести, сказки. «Приключения Незнайки» – по жанру роман-сказка, вобравший в себя приключенческое, юмористическое, фантастическое и сатирическое. «В сказочном городе все бывает», - говорит автор. Носов создал целую трилогию, усложнив замысел, внеся элементы пародии и памфлета. Солнечный город – это и мечта о справедливом обществе, детская формация этой мечты. О Городе Солнца писали когда-то знаменитые утописты, и ассоциация с ним не случайна. Сказочные герои Носова трудолюбивы, изобретательны, любят мастерство и искусство. Книга, построенная, как игра, несет в себе благотворную мораль.

Э.Успенский. Радость добра. («Гарантийные человечки», «Дядя Федор, пес и кот», «Крокодил Гена и его друзья», «Меховой интернат» и др.)
Э.Успенский писал: «Если постоянно говорить детям о негативных сторонах жизни, им покажется, что мир вообще странный, плохой. А я хочу подарить им ощущение веселого и хорошего мира! Ребятам необходима доброта…». Гуманистическая направленность его сказок – самое главное в книгах Успенского. Его сказки современны, затрагивают актуальные вопросы сегодняшнего дня, а герои сказок живут где-то рядом с нами, рядом с большим взрослым миром. Детская игра всегда остается первоосновой и даже сущностью сказочных повестей Успенского. Игра современная, где все возможно. В аспекте игры возможно перерождение героев (из плохого – в хорошего), возможна эксцентрика, пародия, анекдот. Успенский не теряет ощущения интересов маленького читателя, наиболее яркие, типические черты реальных детей он передает своим сказочным персонажам. Стремление ребенка к самостоятельности, склонность его не только усваивать истины, но и вносить в них свое, детское, своеобразное – подмечено автором и переработано в сюжеты. Свежий детский взгляд и пропаганда деятельного добра – вот за что мы мак любим книги Э.Успенского.

  ШЕДЕВРЫ РУССКОЙ КЛАССИКИ О ЛЮБВИ
Почему тема любви во все времена так важна в художественной литературе?
«От жизни я любовь не отделяю…» – писал И. Тургенев. В русской литературе эта тема существует в творчестве всех крупных писателей.
Герои русской литературы проходят «испытание любовью», в отношении к любви проявляются их лучшие качества и недостатки. Они – люди своего времени, и, наблюдая за развитием отношений героев, за их душевными переживаниями, мы составляем представление о человеке того времени. Кроме того, каждый писатель вносит много личного, пережитого в описании любовных драм. Тем самым мы соприкасаемся с внутренним миром самого писателя. И, наконец, каждому обычному человеку близки по эмоциям именно личные переживания, психология любви. Любовь – это то, что проходит сквозь время, объединяет и героев прошлого, и современного человека.
Любовь – «тайна сия велика есть», и эту тайну любви пытались постичь многие русские писатели.

Пушкин А.С. Превратности любви в «Повестях Белкина» («Метель», «Барышня-крестьянка»)
«Метель» - может быть, самая поэтичная повесть цикла Пушкина. Недаром композитор Г. Свиридов написал прекрасную музыку именно к «Метели».
В основе повести – курьезный случай неожиданной женитьбы молодого военного и провинциальной девушки. Метель, закружившая героев, вносит путаницу, происходит «подмена женихов». Для Бурмина поначалу – это всего лишь одно из веселых приключений, но для Марьи Гавриловны это – крах первой любви. Тайна странного венчания связывает их, проходит через годы. Союз, который начался свадьбой, продолжился через несколько лет знакомством. Метель как воплощение тайных сил, руководящих нашей жизнью, когда-то вмешалась в судьбу героев, но и вновь их соединила, уже дав им возможность узнать и полюбить друг друга.
Пушкин рассказывает о героях, достойных счастья. Марья Гавриловна – традиционный образ прекрасных пушкинских женщин, с «романтическим воображением», но стойко перенесшая все удары судьбы. Бурмин – честный русский офицер, прошедший войну. И «кто из тогдашних офицеров не сознается, что русской женщине обязан он был лучшей, драгоценнейшею наградою?..» Метель, как символ судьбы, награждает героев счастьем.
В отличие от героини «Метели», с которой играет судьба, героиня «Барышни-крестьянки» - не игрушка судьбы, она сама создает обстоятельства. Именно Лиза Муромская, «черноглазая шалунья», затевает всю интригу с переодеваниями и последующей неразберихой. И Лиза, и Алексей Берестов играют поначалу разные роли, скрывая свои истинные лица. Ведь и Алексей Берестов – не «камердинер барина» и не «мрачный и таинственный байронический сердцеед-скиталец», а «добрый и пылкий малый», имеющий «сердце чистое, способное чувствовать наслаждения невинности». Два искренних, чистых сердца не могли не потянуться друг к другу. Лиза в образе крестьянки покорила Алексея прелестью своей простоты, очарованием юности. Ради нее он готов бросить вызов общепринятым нормам, пойти против воли отца. Все наносное, придуманное в его характере исчезает под влиянием настоящей любви, и остается истинное: благородство, порядочность, решимость.
Здоровые, жизнерадостные образы, облегченно счастливый конец повести оставляют ощущение душевной чистоты, душевного подъема. Не случайно именно эта повесть подводит итог всему циклу.

Тургенев И.С. Три повести любви. («Ася», «Первая любовь», «Вешние воды»)
Все три повести И.С. Тургенева – о юности, ведь их объединяет общая тема – первая любовь. И, пожалуй, никто лучше в русской литературе не описывал чувства. Недаром М.Е. Салтыков-Щедрин писал о произведениях Тургенева, что после их прочтения «легко дышится, легко верится, тепло чувствуется». Содержание повестей очень несложно, они просты. Тургенев наблюдает за мыслями и чувствами своих героев, ему интересна их внутренняя жизнь, поэтому повести так психологичны.
Очень тонко описывает Тургенев образы своих главных героинь – Аси, Джеммы, Зинаиды. Женщины у Тургенева – всегда прекрасны, благородны. В образах русских девушек писатель видит те свойства, которые он считает чертами русского национального характера: «…прямодушная правда и откровенность», «честность ощущений». Недаром теперь у нас есть характеристика – «тургеневская девушка».
Повести Тургенева – биографичны, автор описывает то, что «пережил и перечувствовал лично», поэтому они так полны душевными переживаниями, проникнуты светлой и печальной интонацией. Эта интонация, как звук струны, заставляет читателя эмоционально сопереживать.

Рассказы А.П. Чехова о любви. («О любви», «Ариадна», «Рассказ неизвестного человека», «Шуточка», «Дама с собачкой»)
А.П.Чехов – тонкий психолог, замечательный стилист, мастер подтекста. Его рассказы описывают мир человеческих отношений, показывают человека в семье, в обществе; рисуют «жизнь такою, какая она есть». Человек в его рассказах тоскует, страдает от одиночества, от непонимания близких людей. Герои Чехова не знают, чего им не хватает в жизни, почему неправильна их жизнь, но эта их тревога в душе передается читателю, вызывает сочувствие.
Так Алехин в рассказе «О любви» испытывает драму сложных чувств к Анне Алексеевне, не находит разумного объяснения своей нерешительности, мучается вопросами: прав ли он? к чему бы все это привело? возможно ли было счастье?... Другого героя, разочаровавшегося в женщинах Шамохина (рассказ «Ариадна»), мучает нелюбовь прекрасной, совершенной женщины, желающей, чтобы ее всегда боготворили, но не видящей в нем личность, использующей его.
Любовь как игра, иллюзия – и для Орлова, героя «Рассказа неизвестного человека». Для него достаточно в отношениях красиво использовать друг друга. Начинать новую жизнь, жертвовать чем-то для любимого – ему кажется глупостью.
У Чехова сталкиваются рассудочность, холодный анализ, легкое отношение к чувствам и любовь, не поддающаяся никаким анализам.
Люди не могут быть вместе, хотя так мечтают о любви, о другой жизни (рассказы «Шуточка», «Дама с собачкой») – и жизнь их тосклива, неясна, мучительна.
Чехов изобразил в свеем творчестве едва ли не все случаи возникновения, течения и краха любви – показал любовь нескладную, неудачную, несчастливую. Он показал текучесть, переменчивость этого чувства, переплетение добра и зла в человеке.

Куприн А.И. Две повести о любви. (Олеся», «Гранатовый браслет»)
А.И.Куприн – «свирепый реалист» и тонкий знаток души человека. В лучших его произведениях есть и юношеская романтика, и глубокая печаль, и желание проникнуть в суть человека.
В любви проявляется человек, любовь облагораживает и возвышает человека, – считает Куприн: «Еще можно и должно жить, пока есть на свете любовь и сострадание».
И в «Олесе» – и не только драма народной жизни, трагедия разлуки, когда героям не суждено быть вместе, но и гимн красоте, молодости, щедрости душевных сил человека. Куприн поэтизирует человеческие чувства – любовь, благородство души, близость к природе. Недаром критика называла Олесю «лесной симфонией». Здесь любовь простой девушки оказывается выше и благороднее, чем чувство героя-мужчины.
Хрупкость и незащищенность высоких человеческих чувств изображает Куприн и в «Гранатовом браслете». Вслед за Достоевским именно в любви и в сострадании видит Куприн основу нравственного мира личности. Для него понять «тайну» человека – прежде всего разгадать загадку земной любви, обыкновенной любви мужчины к женщине, любви возвышенной, даже идеальной. Тайна любви и тайна смерти всегда интересовали Куприна, но в «Гранатовом браслете» торжество любви над смертью происходит на материале реальной жизни, судьбы вполне конкретного человека, скромного телеграфиста Желткова. Его безнадежную и самоотверженную любовь к Вере Николаевне одни пытаются понять как корысть, другие – как сумасшествие, и только некоторые – как редчайшее проявление истинной любви. «Богу было угодно послать ему, как громадное счастье, любовь», – с этими словами уходит из жизни Желтков. Так прощаются с жизнью герои. Любовь для него – это Судьба, которой удостоен человек. И осознание того, что истинное чувство коснулось ее жизни, приходит к героине, но слишком поздно. Люди с «холодным сердцем» привыкли жить рассудочно, как подобает, и забыли о высоком и одухотворенном. Но сама смерть бессильна перед такой любовью.

И.А. Бунин. Книга, где все о любви. («Темные аллеи»)
«Это единственная в своем роде книга в русской литературе, где все о любви». (О. Михайлов»).
«…Все рассказы этой книги только о любви, о ее «темных и чаще всего очень мрачных и жестоких аллеях». (И. Бунин).
Последняя книга художественной прозы Бунина – попытка соединения трагического и прекрасного, где все взаимосвязано: счастье и страдание, любовь и ненависть, прекрасное и безобразное, высокое и низменное, святое и греховное, жизнь и смерть. Писатель стремится понять внутреннюю природу, сущность женщины – то, что всегда было для него загадкой. В рассказах Бунина счастье любви всегда кратковременно, недолговечно – оно несовместимо с земными буднями. «Сильна как смерть» любовь, и ее исход всегда трагичен. Любовь и смерть – основная тема размышлений Бунина. Неизбежность смерти обостряет чувство жизни. Большинство героев книги беспомощны и перед смертью, и перед любовью, поэтому или жизнь отнимает у них любовь, или любовь отнимает жизнь.
И все же несмотря на печальные мотивы «Темных аллей», Бунин говорит о жизни во всех ее проявлениях: мучительной подчас любви, радости и скорби, кратковременном счастье и вечной памяти о минувшем счастье.

Булгаков М.А. Вечная любовь. (роман «Мастер и Маргарита»)
Булгаков назвал свой многолюдный и многослойный роман именами мастера и его возлюбленной. И это не просто название, но как бы и посвящение; это отражение в названии двух мотивов, двух тем из множеств: творчества и любви.
Среди бед и тревог реальной жизни уставшего и ослабевшего мастера поддерживает только вера в важность своего труда, внутренняя стойкость и верность, любовь единственного человека, Маргариты, которая помогает поверить, что живет он не напрасно. Любовь является к мастеру как дар судьбы, спасение от холодного одиночества, от забвения.
Булгаков рассказывает о любви поэтической и вдохновенной, любви с первого взгляда: «За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви!... За мной, мой читатель,… и я покажу тебе такую любовь!».
Женщина в черном пальто, несшая в руках «отвратительные, тревожные, желтые цветы», поразила мастера необыкновенным одиночеством в глазах. Двум одиноким людям, как будто давно ждавшим этой встречи, незачем притворяться: «Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих…». Не раздумывая, Маргарита отбрасывает цветы и всю прежнюю жизнь и идет за мастером. В любви этой – спасение и для Маргариты, и для мастера. Кажется, что уже ничто не страшно, когда их двое. Это прежде всего – высокая духовная связь двух людей. Только Маргарита способна поддержать в мастере волю к жизни и не дать угаснуть надежде. Он готова разделить уготованную ему судьбу до конца, она сопротивляется его оцепенению души, не хочет смириться с гибелью мастера.
Страху она противопоставляет свое мужество и верность. Ради спасения любимого Маргарита готова идти не только на край, но и за край света, пройти через все испытания, продать душу. Тот, кто любит, должен разделить участь того, кого он любит. И Маргарита делит участь мастера до конца, погибая в одно мгновение с ним. Они навсегда остаются вместе, даже и после смерти, в ином мире. Там, в «вечном доме», обретут долгожданный покой творчество мастера и их вечная любовь с Маргаритой.
Вверх
Электронно-библиотечная система
ЭБС АлтГУ
ЭБС издательства «Лань»
ЭБС «Университетская библиотека online»
ЭБС "Юрайт"
ЭБС Znanium (СПО)
ЭБ "Академия" (СПО)
Периодические издания

Электронная библиотека
Электронные каталоги и библиографические базы данных библиотеки
Текущая подписка на научные электронные издания, доступные в режиме онлайн
Ресурсы Президентской библиотеки имени Б.Н.Ельцина
Реферативные журналы ВИНИТИ
Библиографические указатели
Публикации сотрудников библиотеки

Полезная информация
Для тех, кто пишет диссертацию, дипломную, курсовую работу или реферат
Информационно - библиографический поиск (учебное пособие)
Расшифровка сигл хранения литературы

Из фондов библиотеки
Что читаем сегодня?
В помощь студенту-иностранцу

Книжные выставки
Виртуальные выставки
Традиционные выставки

Ссылки в Интернет
Электронные каталоги библиотек
Тематические ссылки
В помощь первокурснику



 Алтайский государственный университет Copyright © НБ АлтГУ